http://vizantium.net/беззаконие/мать+честная/тема1213/
 
   
Рейтинг темы: средняя оценка - 4.92, голосов - 48
оценка: 4.92
голосов: 48
ответов: 4
смотрели: 8176
Рейтинг
Тема:

Я привёл к своей маме убийц

Описание:
больница №7, ГКБ им. С.С. Юдина, ГКБ №7, Тихомирова О.А., Уянаева Мария Аскеровна
1
Администрация
24 ноя. 2016, 19:57 Я привёл к своей маме убийц
23 ноября 2016 года моя мама, встретила последний в своей жизни восход солнца.
Это был 34 день её пребывания в ГКБ №7 г. Москвы (больница им. С.С. Юдина).

В восемь часов утра измерил у мамы;
- температуру (38 градусов),
- артериальное давление (120/45),
- частоту пульса (130 ударов в минуту),
- уровень глюкозы в крови (20 ммоль/л).

Намочил полотенце водой со спиртом и обтёр им тело мамы. Обработал рот и губы ваткой, смоченной в воде. Температура снизилась до 37,2. Пульс уменьшился до 110 ударов в минуту. Больше я ничего не мог сделать для мамы, чтобы облегчить её страдания. В горло ей воткнули кусок металла (трахеостому), через нос вставили зонд для кормления.

Около двух часов дня процедурная сестра сделала маме. укол короткого инсулина в мышцу плеча. Я вышел из палаты в столовую, чтобы набрать тёплой воды для разведения зондового питания. Когда вернулся в палату, постовая сестра уже опорожняла шприц с питанием в отверстие зонда. Увидев меня, она сказала,
- какая у вас большая кружка,
и стала набирать из кружки в шприц новую порцию питания.
После кормления постовая сестра помыла шприц и мою кружку, о чём поставила меня в известность
- я вымыла вашу кружку и шприц.

Через несколько минут после кормления мама стала вести себя беспокойно. Она не могла говорить, потому что ей мешала трахеостома. Я измерил артериальное давление, оно снизилось(100/40), но самое плохое у неё началась мерцательная аритмия, сердце не билось, а трепыхалось.

Позвал лечащего врача, Тихомирову. Она измерила давление (90/50),
- тахикардия, сказала она и ушла.
Я продолжал измерять давление, поскольку больше ничем не мог помочь маме. Давление продолжало падать. Снова позвал Тихомирову. Она померила давление (80/50) и ушла. Я продолжал измерять давление. Мой электронный прибор уже ничего не показывал. Вновь позвал Тихомирову. У неё был важный разговор по сотовому телефону. Тихомирова раздражённо переспросила меня,
- мне, что, ещё раз измерить давление.
- да, потребовал я.
Врач намерила давление 80/60. Маме сделали укол кордиамина. Через минуту она потеряла сознание.

Я выбежал из палаты в коридор и закричал,

ПОМОГИТЕ МАМА УМИРАЕТ!

На мой крик сбежалась толпа врачей, но врача кардиолога, который мог бы восстановить ритм сердца, среди них не было.
Это была моя последняя просьба о помощи. Это была уже не просьба, а крик о помощи.
В 14 часов 25 минут моя мама скончалась.
2
Администрация
24 ноя. 2016, 23:15 От Администрации
В период нахождения Сажиной А.А. в ГКБ №7 г. Москвы (ГКБ им. С.С. Юдина), родственники обращались в Росздравнадзор, Правительство Москвы, Департамент здравоохранения Москвы, с просьбой о надлежащей медицинской помощи для Сажиной А.А.

Департамент здравоохранения г. Москвы провёл проверку по обращению родственников, нарушений в организации оказания Сажиной А.А. медицинской помощи не было выявлено, медицинская помощь оказывалась в соответствии со стандартами.Через неделю после проверки Сажина А.А. скончалась в больнице.

Всё время пребывания Сажиной А.А. в больнице рядом с ней находились её родственники. С согласия родственников Сажиной Альбины Алексеевны публикуются ксерокопии документов и писем, фотографии, записи из дневника, предоставленные родственниками. Материал публикуется, как есть, без редактирования и комментариев


Администрация Византиума
3
Администрация
25 ноя. 2016, 02:57 Я привёл к своей маме убийц (21 Октября)
21 Октября 2016 года у мамы поднялось артериальное давление, началась тахикардия с нарушениями ритма сердца. По вызову скорой помощи приехала реанимационная бригада. Больше часа бригада скорой оказывала помощь маме. Стало очевидным, что следующий приступ может быть последним в её жизни, поэтому предложение бригады скорой о госпитализации было принято безоговорочно. Тем более, что в больницу Сажина А.А. поедет на реанимационном автомобиле с реанимационной бригадой, а в больнице будет под наблюдением врачей в реанимационном отделении.

В конце дня реанимационная бригада скорой помощи доставила Сажину А.А. в моём сопровождении в городскую больницу №7 г. Москвы. Врач реанимационного отделения отказался принимать Сажину А.А.
Мама была без сознания, в таком состоянии бригада скорой оставила её в приёмном отделении больницы. Сотрудница приёмного отделения стала бить Сажину А.А., пытаясь привести её в сознание. Меня охватил ужас. Я стал обзванивать вышестоящие организации, наконец, в приёмном отделении появился дежурный администратор больницы

Из приёмного отделения Сажину А.А. направили в первое терапевтическое отделение больницы, которым заведовала Уянаева Мария Аскеровна. В отделении находился дежурный врач, для врачей отделения рабочий день давно уже закончился.
Мама находилась в беспомощном состоянии, она не могла позвать на помощь пожаловаться на самочувствие, ответить на вопросы врача. Ей требовалась постоянная медицинская помощь по контролю и коррекция уровня глюкозы в крови, контролю частоты пульса и артериального давления – приступ мог повториться в любую минуту, а больница отказала ей в постоянном наблюдении врача реанимационного отделения.

Я не мог оставить маму в больнице в таких условиях, но и увезти её домой не мог – она могла умереть от своих приступов.
Сотрудники терапевтического отделения предложили для мамы маломестную палату, там я смог бы находиться вместе с ней. Место в такой палате стоило четыре тысячи 250 рублей (4 тысячи 250 рублей) в сутки, я согласился.

Мы с мамой снова были вместе. Фактически для нас ничего не изменилось, кроме того, что находились мы не дома, а в больнице. Меня и маму обманным путём увезли из дома. Теперь за то, что бы я мог контролировать у неё сахар в крови, делать инъекции инсулина, следить за частотой пульса и артериальным давлением, я должен был платить деньги сотрудникам Минздрава РФ. Тем не менее, мы были в больнице, и это вселяло надежду на то, что в случае повторения приступа моя мама получит своевременную медицинскую помощь.
4
Администрация
25 ноя. 2016, 03:15 Я привёл к своей маме убийц (22 октября)
Из приёмного отделения больницы, далеко за полночь, маму доставили на каталке в терапевтическое отделение, которое находилось на десятом этаже того же корпуса больницы. В палату маму вселили около двух часов ночи 22 октября, в субботу.

Днём, я смог оценить приобретение, которое сделал для мамы ночью за четыре тысячи 250 рублей в сутки. У палаты было название «Послеоперационная палата». В палате находились две койки, холодильник, который стрекотал своим компрессором у изголовья кровати, и один металлический стул. За окном грохотала шести полостная транспортная магистраль третьего кольца. Туалет был в коридоре один на всё терапевтическое отделение.
Нажмите на изображение для увеличения
Название: Вход в платную палату ГКБ-7.jpg
Просмотров: 172
Размер:	48.4 Кб
ID:	355Нажмите на изображение для увеличения
Название: Эта  палата в ГКБ-7 сдаётся за 4.250 руб.jpg
Просмотров: 27
Размер:	42.5 Кб
ID:	356Нажмите на изображение для увеличения
Название: Платная палата в ГКБ-7.jpg
Просмотров: 29
Размер:	47.0 Кб
ID:	354Нажмите на изображение для увеличения
Название: Стул и кровать в платной палате ГКБ-7.jpg
Просмотров: 24
Размер:	60.4 Кб
ID:	357
5
Администрация
25 ноя. 2016, 05:33 Я привёл к своей маме убийц (из дневника)
23 октября 2016 года, воскресенье.
В соседней палате умер мужчина. В палату его заселили вчера вечером. С утра мужчина, не переставая, звал медсестру
- сестра, помогите, мне плохо.
Несколько раз к нему приходила постовая сестра. К обеду голос у мужчины стал тише и вскоре он перестал просить о помощи. За стеной нашей палаты и в коридоре поднялся шум, по коридору забегали. Я вышел из палаты, дверь в соседнюю палату была открыта, мужчина находился в кровати в полусидящем положении. Спросил медсестру, что случилось, нужна ли помощь. У него очень редкий пульс, буквально несколько ударов в минуту, ответила медсестра. Я ушёл в нашу палату. Шум в соседней палате продолжалась ещё минут десять, а потом всё стихло, мужчина умер. Он смог прожить в больнице меньше суток.

С пятницы родственники круглосуточно находятся в палате, где лежала Сажина А.А., состояние её здоровья оставалось неизменным с пятницы.
Мы продолжали вести контроль уровня сахара в крови, измеряли пульс и артериальное давление. По результатам измерения оказывали помощь маме, как это делали дома, Проводилась необходимая лекарственная терапия, делались инъекции инсулина.
Больничная еда оказалась непригодной для мамы, поэтому еду пришлось приносить из дома.
В связи со смертью мужчины в соседней палате, было решено в воскресенье и понедельник ни на минуту не оставлять маму одну в палате.

Со стороны больницы проводились обследования Сажиной А.А., ставились ей капельницы для снятия интоксикации после приступа.
Ваши права в разделе
Вы можете:
Вы не можете: создавать новые темы, отвечать в темах, прикреплять вложения, редактировать свои сообщения,
Похожие темы
Тема автор: Форум Комментариев Комментарий
Что делать со своей долей? Клава Недвижимость 1 03 мар. 2012 22:26

 
 
 Portal Vizantium® Copyright ©2009-2019